Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Событием недели, месяца и даже года стало возвращение в Украину бывших заключенных российских тюрем. Обмен, о котором говорили так много и долго, который дался тяжело юридически и психологически, состоялся. Встреча с родными, объятия, слезы — все это было так трогательно и так понятно каждому, кто когда-нибудь ждал родного человека из неволи. Но страсти вокруг обмена не унимаются. Кто-то раздувает эту тему как «зраду», кто-то пытается построить на ней пиар. А все, что нужно сейчас людям, — это покой. Потому что политика, которая грозит их в себя втянуть, как наркотик: сначала погружает в состояние эйфории, а потом может отразиться болевым синдромом.

«Должен быть уверен, что государство борется за него»

Сегодня 35 бывших заключенных остаются под присмотром самых лучших в Украине врачей. Душевное состояние только одного — Станислава Клыха — вызывает опасение. Остальные держатся молодцом. Да, собственно, обязаны держаться, поскольку к ним приковано внимание всей Украины. А нам бы всем, отликовав, лучше забыть на время о том, как они себя чувствуют, какие строят планы.

Первым на риски обратил внимание брат освобожденного Евгения Панова, координатор Объединения родственников украинских политических заключенных Игорь Котелянец. 

«Популярность политзаключенных опасна для политиков… Им не нужны конкуренты в медийном пространстве, — написал он в Фейсбуке. — Смотрите, как их будут разрывать на куски, просевайте через критическое сито любые сообщения».

Для патриотических прагматиков костью в горле стало участие в обмене с украинской стороны Владимира Цемаха, которого называют важным свидетелем в расследовании крушения Boeing 777 рейса MH17. Так это или нет, мы сейчас не говорим. Самое опасное, что у освобожденных может сформироваться чувство неких обязательств, которого они сами могут не осознавать, но испытывать дискомфорт. Этого нельзя допустить.

— Государство выполнило свой долг по защите тех граждан, которые защищали его, — говорит Игорь Котелянец. — Обеспечило им волю. Это нормальная практика любого здорового полноценного государства. Свобода в этом контексте — не преференция. Любой человек, который борется за свое государство, должен быть уверен, что государство будет бороться за него.

Избитый, но все же пример, который нельзя забывать: за одного-единственного солдата Гилада Шалита Израиль выдал Палестине 1027 заключенных, из которых более 400 получили обвинение в терроризме и убийствах. Патриотическая и моральная ценность договоренностей не ставилась под сомнение.

«Когда их станут проклинать»

Здравомыслящие люди сегодня едины в одном — им нужен покой. Ведь каждый вернулся в то время, в котором потерял свободу. Кто в 2014-й, кто в 2016-й. А за эти годы в нашем обществе изменилось очень многое. Бывшие соратники стали недругами, поменялись местами политические лагеря.

«Мы в разных мирах, им нужно время, чтобы синхронизировать, — справедливо пишет Игорь Котелянец. — Посттравматический синдром могут рассмотреть только специалисты».    

Известный психолог Алексей Арестович поддерживает такое мнение:

— Даже самый крепкий физически и психически человек после неволи нуждается в реабилитационном курсе до года, а потом — в периодических поддерживающих процедурах.

Тем не менее покой — это вовсе не то, чего ожидает от бывших узников часть общества, считающая себя патриотично настроенной. В соцсетях уже удивляются желанию Сенцова и Кольченко заняться творчеством и семьей, хотя это нормальная реакция людей, переживших испытания. 

Есть такие, кто упрямо жаждет видеть в бывших узниках икону взамен расколовшегося образа Надежды Савченко. И такие, кто иронично бьется об заклад, что Сенцова станут проклинать, как Савченко, если скажет не то или поступит не так, как ждут убежденные патриоты.

Известный своими политическими симпатиями блогер Мирослав Олешко даже поспешил предупредить общество, что член «Правого сектора» Николай Карпюк и тяжело больной Станислав Клых успели переметнуться на сторону Оппоблока и могут стать «проблемой, которой в свое время стала Надежда Савченко».

Не тянули бы Надежду за руки и за ноги в политику и на телеэкраны, дали бы ей полгода тишины, может, и не было бы этой «проблемы» вообще.

Хорошо, что выборы прошли

О том, что разные политические силы будут пытаться играть на обмене, говорят политологи.

— У этих людей есть доля пиара, есть известность. Большой соблазн использовать их в своих интересах либо против политических оппонентов, — констатирует Алексей Якубин. 

Хотя тот факт, что выборы в Украине уже прошли, дают надежды на защиту.

— Я думаю, что в этот раз большой игры не будет, — говорит директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев. — Во-первых, страна устала от таких игр. Во-вторых, если власть будет бравировать своими успехами в обмене, то нивелирует тот аспект гуманности, который был заложен в процесс. И дальнейшие переговоры об обмене узниками могут сорваться. К тому же сегодня власти не выгодно делать из кого-то больших героев, так как существует опасность, что со временем они создадут новую оппозицию.

Политолог отмечает, что много вопросов еще не решены. В частности, о статусе моряков с «Бердянска», «Никополя» и «Яны Капу». Они дома, они обнимают родных, но остаются в России под следствием. Тут и правда нужна тишина.

СКАЗАНО!

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Фото: УНИАН 

«Сейчас важно дать парням внутреннее спокойствие. Люди настолько жестоки, что будут делать новости из чужой боли. Я проходила этот путь и выдержала его… Мне бы хотелось, чтобы украинцы встречали своих людей без зависти, яда и злобы».

Надежда Савченко о Сенцове и других вернувшихся.

 

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Фото: REUTERS 

«Надя была искренней, и в ее искренности я не сомневаюсь. Поступки, возможно, не всегда были правильными. О том, как она эволюционировала, есть простая цифра — когда она вышла, в день ее освобождения ее рейтинг был 60%. А на последних выборах — десятая-сотая процента, то есть что она уже никуда не прошла».

Олег Сенцов о Надежде Савченко.

 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Одних вознесли, про других — забыли

Психологи о вернувшихся домой украинцах: Им больше не нужны фанфары, им нужен покой

Фото: Соцсети 

В теме отношения общества к людям, которые вернулись из российских тюрем, есть еще один болезненный момент — равноценность. Не стоило, наверное, омбудсмену Людмиле Денисовой так подчеркнуто говорить, что государство купит квартиры для четверых политзаключенных — Сенцова, Кольченко, Балуха и Артура Панова. Потому как есть такие же нуждающиеся в государственной поддержке. Но… вся «вина» их в том, что они не были посажены на правительственный спецрейс, не стояли под фанфарами, а вернулись сами — в мир, оказавшийся равнодушным.

Севастополец Игорь Мовенко был условно осужден российским судом за экстремизм и в начале июля перебрался на материковую часть. Полгода провел в СИЗО Исмаил Рамазанов, пока его не исключили из «Перечня террористов и экстремистов» Росфинмониторинга.

— Такие, как я, выехали из Крыма, оставив там всю свою жизнь — родных, друзей, работу, имущество. Но системной помощи мы не получили. Только единоразовое денежное пособие, — поделился Игорь Мовенко с «КП» в Украине».

Без копейки денег вернулся в Харьковскую область Роман Терновский, отсидевший в России более двух лет за участие в «Правом секторе» и заразившийся там гепатитом С. Объединение родственников политзаключенных объявляло сбор средств, чтобы как-то его поддержать.

— У государства нет механизмов помощи политзаключенным. Кроме правозащитных организаций с нами никто не работает. Нет ни психологической, ни медицинской поддержки. Нас не встречал президент и руку не жал. Система о нас просто не знает. У нас огромная проблема с жильем, которое нужно здесь и сейчас, однако его удостоятся только те, кто был у всех на слуху, — говорит Игорь Мовенко.

Он так же, как и все, радуется возвращению земляков, не испытывает зависти к ним. Он просто констатирует, что есть забытые. 

Источник: https://kp.ua/politics/646805-psykholohy-o-vernuvshykhsia-domoi-ukrayntsakh-ym-bolshe-ne-nuzhny-fanfary-ym-nuzhen-pokoi