Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эксперты по прослушке о «пленках Гончарука»: Это была стационарно установленная аппаратура

Эксперты по прослушке о "пленках Гончарука": Это была стационарно установленная аппаратура Эксперты по прослушке о "пленках Гончарука": Это была стационарно установленная аппаратура

Эксперты по прослушке о «пленках Гончарука»: Это была стационарно установленная аппаратура

Президент Владимир Зеленский дал правоохранителям две недели на то, чтобы выяснить, кто вел тайную запись совещания. Откровения премьера поставили его самого и весь Кабмин на грань отставки. Служба безопасности уже открыла уголовное производство и будет искать «шпиона». Мы спросили у экспертов: реально ли выполнить задачу президента и можно ли кого-то наказать?

Частная беседа и ничего более

Скандальная запись была обнародована в Youtube 15 января – в тот же день, когда под нее был создан отдельный канал. Первым ссылку на него дал народный депутат от «Слуги народа» Александр Дубинский. Однако на совещании, где обсуждалось «примитивное представление об экономике» и «туман в голове» президента, депутат не присутствовал. Формально – он вне подозрения.

— Запись беседы могли сделать тремя способами, — говорит бывший руководитель Главного следственного управления СБУ Василий Вовк. – Первый, это установка прослушивающих устройств посторонними лицами, за что предусмотрена уголовная ответственность. Второй – эта установка аппаратуры спецслужбами без санкции суда, и это тоже уголовно наказуемо как превышение судебных полномочий. Третий – это запись на мобильный телефон или диктофон, сделанная кем-то из участников беседы. Вот здесь я не вижу уголовного аспекта.

Юрист поясняет, что собрание в лице Алексея Гончарука, министров и представителей Нацбанка не было официальным мероприятием и не проходило под грифом «секретно». Обычная частная беседа людей, которые имеют государственные полномочия и собрались для обсуждения государственных проблем.

— Обижаться они могут только друг на друга за то, что вели такие разговоры, — говорит Василий Вовк. – Ведь речь шла не о личных вопросах, а экономических проблемах страны. Если бы кто-то записал разговор Гончарука с его мамой и выложил в интернет, это можно было бы расценить как вмешательство в личную жизнь. А так — никакого преступления. И заметьте, никто из фигурантов не сказал, что запись сфальсифицирована, не написал заявление об открытии уголовного производства.

Экспертиза и свидетели

Уголовное дело действительно открыли только после требований президента. Наш собеседник отмечает, что отпускать срок в две недели со стороны гаранта юридически не очень грамотно. Уголовно-процессуальный кодекс отводит на расследование два месяца и обычно эти сроки продлеваются. Сыщикам для работы требуется организовать оперативно-следственные мероприятия, назначить экспертизу записи, обследовать место, опросить свидетелей, которые могли видеть, кто входил или выходил в помещение.

Найдут ли сотрудники СБУ нового «майора Мельниченко», можно только гадать. В комнате находились пять человек, значит, было минимум пять мобильных телефонов. А, может, шесть или семь. Установить, какой из них работал в режиме диктофона, можно только в том случае, если все участники беседы честно отдадут на экспертизу свои «трубки» — те самые, которые были в комнате. Иначе никак. А если у кого-то был мини-диктофончик, то он тоже должен его выдать.

— Я все же склоняюсь к мнению, что это была стационарно установленная аппаратура, — говорит Василий Вовк. – Сколько уже было скандалов с прослушками, а никто на чужих ошибках не учится.

Сдать «трубки» и переодеться

Похоже, Алексей Гончарук, несмотря на свое юридическое прошлое, мало увлекался детективами. Иначе он бы позаботился как минимум о том, чтобы провести неформальное совещание на щекотливые темы в более защищенном помещении. Или предпринял бы другие меры предосторожности.

— От различных «жучков», от направленного лазерного луча, от любых прослушивающих устройств, которые связаны с электромагнитными излучениями либо электросетью, можно поставить защиту, — говорит директор научно-производственного предприятия «РИАС» Александр Шпита. – Диктофон – это самый сложный случай. Заглушить запись может только сильное ультразвуковое излучение, но из-за него участники беседы ощутили бы дискомфорт, вплоть до расстройства психики. Тут нужны организационные меры.

Перед встречей, где будут подниматься не предназначенные для чужих ушей вопросы, деловые люди сдают смартфоны в отдельную комнату или прячут в сейф. А если уж все совсем-совсем тайно, то даже переодеваются в выданную устроителями встречи одежду, чтобы исключить возможность использования диктофонов, замаскированных под пуговицу.

Если Гончарук удержится в кресле премьера, может быть, ему пригодятся эти советы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Каким должен быть премьер: 7 главных пожеланий

Источник: https://kp.ua/politics/657485-eksperty-po-proslushke-o-plenkakh-honcharuka-eto-byla-statsyonarno-ustanovlennaia-apparatura